Пятница, 16.11.2018, 21:32
Приветствую Вас Гость | RSS

Персональный сайт Людмилы Енисеевой-Варшавской

Каталог статей

Главная » Статьи » Документальная проза » Литература

Шолоховский свет
29 Июнь 2005
В связи со 100-летием со дня рождения создателя «Тихого Дона» и «Поднятой целины» ЮНЕСКО объявил нынешний год Годом Шолохова. Дата эта отмечена множеством событий. Тут научные конференции, книжные выставки, литературные чтения, 10-томное академическое собрание сочинений, показ снятых по его книгам фильмов, памятные премии, медали, марки и даже российская двухрублевая серебряная монета. Ну и, конечно, целый ряд празднеств, начавшихся с традиционной Шолоховской весны в станице Вешенская и завершившихся в Москве. Именно там, на юбилейном вечере в Большом театре по приглашению правительства Российской Федерации, и побывал известный казахский писатель, лауреат Премии имени Шолохова Сабит Досанов.
В связи со 100-летием со дня рождения создателя «Тихого Дона» и «Поднятой целины» ЮНЕСКО объявил нынешний год Годом Шолохова. Дата эта отмечена множеством событий. Тут научные конференции, книжные выставки, литературные чтения, 10-томное академическое собрание сочинений, показ снятых по его книгам фильмов, памятные премии, медали, марки и даже российская двухрублевая серебряная монета. Ну и, конечно, целый ряд празднеств, начавшихся с традиционной Шолоховской весны в станице Вешенская и завершившихся в Москве. Именно там, на юбилейном вечере в Большом театре по приглашению правительства Российской Федерации, и побывал известный казахский писатель, лауреат Премии имени Шолохова Сабит Досанов.
— Единственному из казахстанцев, — говорит Сабит Аймуханович, — мне посчастливилось участвовать в этом торжестве, где были писатели разных стран, государственные деятели, известные ученые, звезды искусства, лауреаты различных премий, в том числе и Нобелевской. Интересно было все — выступления официальных лиц, писателей и литературоведов, сотрудников Музея-заповедника Шолохова, концерт артистов Большого театра и ансамбля Моисеева, чтение Элиной Быстрицкой сцены последнего свидания Григория с Аксиньей. Очень тепло принял зал дочерей писателя — Светлану и Марину, а также его сына, которому с разницей в один день со столетием Михаила Александровича исполнилось 70. «Отец всегда был очень занят, — сказал в своем слове Михаил Михайлович, — каждый день его был разбит по минутам. И тем не менее он всегда находил время для чтения пухлых, как правило, от руки написанных творений молодых авторов. Прочитывая, он либо встречался с этими начинающими, либо в письменном виде отсылал им свои замечания, пожелания и советы».
Слушал я это, и так тепло было у меня на душе. Тепло потому, что в те, еще не столь давние времена, было абсолютной нормой, когда начинающий литератор обращался к писателю маститому. У нас в Казахстане, например, почти все сегодняшние мастера получили стартовое «добро» от Мухтара Ауэзова, Габидена Мустафина, Сабита Муканова, Габита Мусрепова. К последним двум принес и я однажды свою первую повесть «Белая аруана», и оба добрым словом напутствовали меня в литературу. Хорошо бы вернуть нам эту традицию, думал я, с живостью воспринимая все, что происходило в зале, и, отмечая про себя то, что хорошо было бы учесть на будущее и нам, казахстанцам.
— Например?
— Например, заблаговременность подготовки к таким событиям, как шолоховский юбилей. Оказывается, о праздновании его еще три года назад, в январе 2002-го, позаботился сам президент России Владимир Путин. Он издал по этому случаю специальный указ, для исполнения которого была создана правительственная комиссия. Все делалось спокойно, организованно, с учетом множества запросов, мнений и обстоятельств, и потому торжества проходили на высочайшем уровне. А вот у нас в начале августа грядет 160-летие со дня рождения Абая. Разве он не классик мирового уровня, отмеченный ЮНЕСКО? Готовы ли мы достойно отметить эту дату? А что с другим, тоже очень знаменательным юбилеем нынешнего года — 120-летием Мыржакыпа Дулатова?
— То есть это тот самый необходимый опыт, который мы перенимаем друг у друга!
— Да, уроки в процессе жизни. И в данном случае они связаны с дорогим как для всей читающей публики, так и для самих литераторов именем. Для казахстанцев дорогим в особенности, потому что Шолохова у нас считают своим еще со времен создания в 1934 году общего для всех республик Союза писателей СССР. А в годы войны! Как только немцы подошли близко к станице Вешенской, семья его вместе с другими станичниками эвакуировалась к нам в Казахстан. Правда, мать Михаила Александровича — Анастасия Даниловна, угодила под очередной налет и погибла. Но остальные, добравшись до села Дарьинское Уральской области, остались там, и Шолохов, будучи в то время военным корреспондентом на Сталинградском фронте, нет-нет да появлялся у них. Ему, писал в своих воспоминаниях друг семьи, казахстанский писатель Николай Корсунов, предложили большой дом в Уральске, но он отказался: «Город забит госпиталями, переполнен беженцами, которым негде голову преклонить, а я хоромы займу!» Так в Дарьинке Шолоховы и жили. Именно сюда, в небольшой поселок, приезжал с фронта Михаил Александрович еще и для работы над очередной, по горячим следам событий, главой романа «Они сражались за Родину».
Михаил Александрович был не просто признателен казахстанцам, он любил нашу республику, и сам о том, может, даже не подозревая, оказал огромное влияние на всю нашу казахскую литературу. Прежде всего на таких корифеев, как Ауэзов, Муканов, Мусрепов, Мустафин. Тут и собственно творческий момент, когда, вникая в лабораторию собрата по перу, пишущий человек заимствует у него что-то полезное.
Тут общая забота о едином многонациональном писательском братстве, которое создавалось тем поколением и «работало» на сближение и взаимопонимание народов. Тут чисто человеческие контакты, касание, что называется, души душой. Тут перевод золотой шолоховской прозы на казахский язык и издание ее многотысячными тиражами, встречи на съездах, пленумах Союза писателей СССР и в республиках, на конференциях, за круглым и столом и так далее. Все это было, и как выражение сердечных отношений этих — слова Шолохова на Писательском съезде Казахстана в 1954 году. «Надо беречь, — сказал он тогда с алма-атинской трибуны, — добрый, гостеприимный и очень талантливый казахский народ». А когда в 1965 году Шолохову исполнилось 60, в Москве в Колонном зале Дома Союзов был вечер с множеством гостей и горячих поздравлений. Очень трогательные приветственные слова говорил тогда юбиляру и его друг, тогдашний председатель Союза писателей республики Габит Мусрепов. А другой друг — Сабит Муканов — сказал, что казахстанцы дарят ему, своему земляку, белого верблюжонка.
— О, это же такой значимый, от самого сердца идущий подарок!
— По казахским представлениям верблюжонок — это символ чистоты и бескорыстия человеческих отношений. Шолохов был растроган. А поскольку юбилейные торжества были хлопотными, плотно насыщенными, то отдыхать от них он отправился... Ну, конечно же, к нам в Приуралье, на так называемую Братановскую дачу, куда приезжал каждый год. Охота, рыбалка, встречи со здешними друзьями, посещение районных школ. Да, Михаил Александрович был привязан к нашим местам. Он находил в них нужную разрядку, успокоение души и отвлечение от жизненных сложностей. Известно, что именно там получил он в октябре 1965 года известие о присуждении ему Нобелевской премии. Он находился в это время на озере Жалтыркуль, а поскольку телефонной связи с ним не было, сообщение послали самолетом. Тем же самолетом Шолохова привезли в Уральск, и там, в кабинете первого секретаря обкома партии, он написал ответную телеграмму в Стокгольм.
Ситуация к тому моменту сложилась весьма острая. За год до этого Нобелевская премия была присуждена Жану-Полю Сартру. Но прославленный французский писатель и философ сказал, что согласен получить ее лишь после того, как лауреатом станет Шолохов. Тем самым, считал Сартр, Нобелевский комитет соблюдет объективность в своих оценках.
— Сартр был не единственным из писателей мировой величины, давших оценку Шолохову. Алексей Максимович Горький еще в далекие 30-е годы назвал Шолохова великаном советской литературы. И, кстати, упомянул рядом еще одно имя – Ивана Петровича Шухова, нашего казахстанского писателя. Для меня, например, они оба, и Шолохов, и Шухов — духовные учителя. Следуя заложенным ими традициям, я тоже отважился на большое эпическое повествование под названием «Двадцатый век». Прослеживая судьбы нескольких русских и казахских семей, хочу дать летопись самого трудного, противоречивого, но уже ушедшего в историю ХХ столетия. Изначальной опорой в этом служит бессмертный «Тихий Дон», подаривший мне образец одной из самых сложных в литературе, но таких интересных, многогранных форм, как роман-эпопея. На казахском языке два тома моей книги уже вышли в республике, а первый в переводе Юрия Антропова на русский язык напечатал «Советский писатель» в Москве. Там же, в Москве, по первому тому «Двадцатого века» прошла Международная конференция, на которой он был назван большим событием для Казахстана и России.
— И за него вы получили Международную премию имени Шолохова?
— Нет, награда эта пришла ко мне в 2000 году за романы «Вторая жизнь» и «Горная дорога». Но вернемся к юбилею Шолохова. Там, в Москве, во время торжеств, помимо «Летописи жизни и творчества» нам вручили еще два уникальных издания. Прежде всего это бесценная книга известного литературоведа и критика Феликса Кузнецова «Тихий Дон: судьба и правда великого романа». Объемом в 60 печатных листов, историко-литературоведческое исследование это достойно усилий целого коллектива. По сути дела, это большая, наитщательнейшим образом аргументированная адвокатская речь в защиту авторства Михаила Шолохова по отношению к роману «Тихий Дон». Авторства, которое дважды — в конце 20-х и на переломе 70-х годов минувшего века — было, как я уже сказал, поставлено под вопрос. Повсюду в прессе на все лады обсуждались родившиеся не из фактов, а из сомнений (как мог Шолохов, этот 23-летний дебютант с четырехклассным образованием, написать роман такого масштаба?) версии, гипотезы, предположения. И была загвоздка, мешающая разрешению этого злополучного вопроса. Заключалась она в утрате рукописи первых двух книг романа-эпопеи. А когда рукопись все-таки нашлась (вот где настоящий психологический детектив!), то встала проблема с ее выкупом, осуществить который удалось опять-таки по распоряжению Владимира Путина, который был в то время председателем правительства России. Привлечение огромнейшего числа документальных материалов для книги, текстовая и графологическая экспертизы, историко-литературоведческий анализ — все это направлено на то, чтобы выявить истину.
Посвященный столетию со дня рождения Шолохова, торжественный вечер продолжился в стенах знаменитого Ростовского дома, где теперь находится правопреемник Союза писателей СССР — Международное сообщество писательских союзов (МСПС). Возглавляет его патриарх русской литературы Сергей Владимирович Михалков. В небольшой компании с самим Михалковым собравшиеся здесь делились впечатлениями о том, что было в Большом театре, вспоминали отдельные случаи из жизни Шолохова. А когда заговорили о культурных и литературных связях России и Казахстана, я рассказал Сергею Владимировичу, как прошло 70-летие нашего республиканского Союза писателей. Эту же дату, но уже связанную с рождением Союза писателей СССР, москвичи пообещали отпраздновать в сентябре. Специально к этому событию МСПС выпустил юбилейную медаль, и я, ваш покорный слуга, — в числе награжденных ею.

Категория: Литература | Добавил: Людмила (08.06.2013)
Просмотров: 717 | Теги: Михаил Шолохов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Наши песни
Поделиться!
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Яндекс.Метрика