Суббота, 18.11.2017, 14:54
Приветствую Вас Гость | RSS

Персональный сайт Людмилы Енисеевой-Варшавской

Каталог статей

Главная » Статьи » Документальная проза » Литература

Кавалер ордена Державина
26 Февраль 2009
Недавно в московском зале Союза писателей России состоялось вручение наград литераторам за гуманизм произведений и общественную деятельность. Среди них оказался и наш соотечественник – писатель Сабит Досанов, удостоенный ордена и международной премии имени Державина, учрежденных Московской городской организацией СП и Союзом писателей-переводчиков РФ.
– Это было для меня полной неожиданностью, – говорит Сабит Аймуханович. – Мы справляли дома мой день рождения, как вдруг из Москвы звонок: «Вы удостоены ордена Гаврилы Державина, приезжайте!». Конечно же, я поехал и попал на торжество, где собрались орденоносцы¬державинцы и переводчики. До меня из зарубежных авторов этот орден получил в прошлом году всего один человек – председатель Союза писателей Болгарии Николай Петев. Из россиян такой награды удостоены Сергей Михалков, Владимир Крупин, Сергей Есин, Валентин Сорокин и другие мастера. «Мы долго думали, – сказал в приветственном слове первый секретарь Московской писательской организации Владимир Гусев, – кого из представителей дружественных нам государств удостоить чести быть державинцем, и остановились на Сабите Досанове. Он своим творчеством и добрыми делами внес ощутимый вклад в российско¬казахстанские литературные связи. Его произведения часто выходят в России на русском языке, публицистические статьи печатаются в газетах, он выступает по телевидению. А после появления в издательстве «Советский писатель» первой книги его четырехтомной эпопеи «Двадцатый век» в переводе мастера слова Юрия Антропова и проведения в 2004 году в Москве памятной всем нам международной конференции было решено представить Досанова к ордену Державина».
– Что за конференция, чем она памятна?
– Выяснилось, что со времен установления советской власти это был второй случай проведения международной конференции по отдельной книге. В советское время такого рода форум был посвящен лишь одному Расулу Гамзатову. А тут казахстанский автор с эпопеей под «дерзким», как было сказано потом, названием «Двадцатый век». Организована конференция была Институтом мировой литературы, издательством «Советский писатель» и правопреемником Союза писателей СССР – Международным сообществом писательских союзов. В ней участвовали многие авторитетные российские мастера. Основным докладчиком был директор Института мировой литературы имени Горького академик Феликс Кузнецов. Назвав роман «событием для Казахстана и России», он признался, что, будучи строгим критиком, начинал читать его с предубеждением. «Сейчас, – объяснил Кузнецов, – много презентаций, премий, разговоров, но и очень мало литературы». Сказать честно, при этих словах мне стало тревожно…
– Почему?
– Видите ли, в первой книге романа я критикую Россию. Действие происходит в конце XIX века, когда русские переселенцы по указу царя стали занимать лучшие казахские земли. И поскольку этой критикой начинается мой роман, я не исключал разноса со стороны россиян. Жду, но слышу, что по прочтении книги сомнения Кузнецова рассеялись, потому что, я цитирую, «…автор продолжает в ней большую эпическую прозу, русскую классическую литературу и в первую очередь традицию Шолохова, равно как и могучую традицию казахской литературы в лице Абая, Ауэзова, Нурпеисова». Вы не поверите, но он начал хвалить меня, сравнивая «Двадцатый век» с «Тихим Доном»! Историческая трагедия у Шолохова, объяснял Кузнецов, заключена в том, что один народ разделяется на два лагеря, а у Досанова – та же боль за свой расколотый народ. Короче, я услышал понастоящему вдумчивого и глубоко проникшего в мой авторский замысел ценителя. Я ведь действительно задался целью, прослеживая судьбы нескольких русских и казахских семей, создать летопись трудного, противоречивого двадцатого столетия. И изначальной опорой мне в этом служил бессмертный «Тихий Дон». Поддержали Кузнецова и остальные выступающие – Егор Исаев, Олег Шестинский, Валентин Осипов, Михаил Алексеев и другие мэтры. Благодаря им и состоялось мое выдвижение на державинские премию и орден.
– Для вас, насколько известно, это уже вторая именная российская награда за постсоветский период…
– Да, первой была международная премия имени Шолохова. Я был выдвинут на нее в 1999 году после моего творческого вечера в Москве. Это бывшая Ленинская премия, она считается в литературных кругах очень престижной.
– За что вас наградили конкретно?
– За два выпущенных в Москве еще в советские времена романа. «Горная дорога» – театральный роман. В казахской прозе здесь впервые описывается певец и художник. И «Вторая жизнь» – книга о судьбе поэтабунтаря Касыма Аманжолова. Шолоховская премия пришла ко мне в 2000 году. Вручал ее старейшина русской литературы Сергей Михалков. В тот же год меня избрали академиком Российской академии педагогических и социальных наук.
– То есть у вас крепкие российские связи?
– И довольно давние. Работая долгое время в Союзе писателей Казахстана, а также в Казахском отделении Литфонда СССР, я по три раза в месяц бывал прежде в Москве. Мы много проводили совместных мероприятий. Благодаря им мне удалось сблизиться с Георгием Марковым, Расулом Гамзатовым, Кайсыном Кулиевым, Чингизом Айтматовым, Мустаем Каримом. А на V Международной конференции стран Азии и Африки в Алма¬Ате я был «начальником штаба». Тогда и потом я много общался с коллегами изза рубежа. И вообще я был в центре многих событий, что послужило хорошей школой. Правда, после развала СССР я лет десять не мог ездить в Москву. Но сейчас связи России с бывшими республиками Союза восстанавливаются. Непосредственное общение творческого плана дают литературные встречи с коллегами и читателями. В частности, три года назад я участвовал в I Форуме творческой научной интеллигенции Москвы. В Белокаменной живет около 20 тысяч казахов, и на форуме их представляла большая делегация. Писателей было трое – Олжас Сулейменов, председатель СП Казахстана Нурлан Оразалин и я. Это было значимое событие в жизни СНГ, в котором участвовал Владимир Путин. Он выступал с трибуны, потом мы с ним встречались, фотографировались. Вообще, надо сказать, творческое общение расширяет границы. И вот уже к Алматы, Астане, Москве присоединяется Париж. Я имею в виду свой творческий вечер два года назад в Сорбонне. Прежде чем провести его, парижане издали на французском языке в переводе Анри Авриля сборник моих рассказов и повестей «Белая аруана» («Aruana la blanche»). И можете представить мое волнение, когда меня пригласили выступить перед преподавателями и студентами университета, а также известными литераторами Франции. На вечере выступили президент Национального института языков и восточных цивилизаций Сорбонны профессор Жан Легран, поэт Леон Робель, пресс¬секретарь генерального секретаря ЮНЕСКО Владимир Сергеев и другие. А через месяц после Сорбонны я уже был в аудитории Бишкекского гуманитарного университета имени Карасаева, где мне вручили национальную литературную премию Кыргызстана «Алтын калам» – «Золотое перо» и золотой нагрудный знак в честь переведенного на кыргызский язык моего сборника «Дуние жалган». Эти и другие события вкупе с тем, что мной написано, послужили основанием для выдвижения моей кандидатуры на орден Державина.
– И сколько же вы написали за годы в большой литературе?
– У меня вышло более сорока книг, из них двадцать – оригинальных, в том числе семь романов и несколько пьес. Остальные – переиздания. Некоторые мои произведения были переведены на языки народов республик СССР и напечатаны там. Есть издания и в дальнем зарубежье. Я верю в традиции. Одной из них испокон веков считалась передача литературного опыта и знаний. В Казахстане, например, почти все сегодняшние мастера получили стартовое «добро» от Мухтара Ауэзова, Габидена Мустафина, Сабита Муканова, Габита Мусрепова. Хорошо, чтобы обычай этот продолжал жить и дальше.
– Вы академик Российской академии педагогических и социальных наук. Это ко многому обязывающее звание...
– Безусловно, как и присужденное мне недавно звание академика Академии российской литературы. Стараюсь делать все, чтобы лучшие достижения казахской литературы были доступны как российскому читателю, так и читателям других стран. У меня много друзей в Узбекистане и Белоруссии, Кыргызстане и Армении. Мне не раз приходилось представлять нашу литературу в дальнем зарубежье – я бывал в Англии и Германии, Франции и Голландии, Анголе и Китае, Бельгии, Греции и многих других странах.
– В каком возрасте вы взялись за перо?
– Школьником. Я писал стихи, рассказы, и какие¬то из них публиковали газеты и журналы. Самый первый рассказ «На сенокосе», опубликованный во всесоюзном журнале «Пионер», вошел даже в «Родную речь» для второклассников. В 26 лет вышла моя первая книга очерков, рассказов и новелл «Доброе утро». Тогда же я написал «Белую аруану», философскопсихологическая повесть, которую принес Габиту Мусрепову. Прочитав ее, он дал мне бата – благословение в литературу, после чего повесть вскоре была издана в Москве.
Категория: Литература | Добавил: Людмила (08.06.2013)
Просмотров: 608 | Теги: Сабит Досанов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Наши песни
Поделиться!
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Яндекс.Метрика